250 лет поражений

250 лет поражений

Изучая письменную историю мы должны отдавать себе отчет в том, что ложь родилась задолго до появления письменности

В то время, когда мы живём в ожидании грядущих перемен, масштабные изменения происходят ежедневно и без громких анонсов.

Пока мы выжидаем

В ожидании чего-то великого мы всматриваемся в сообщения новостных информационных каналов, листаем страницы интернет ресурсов и пялимся в тренды Ютуба. Мы ждём какого-то торжественного объявления под звуки фанфар: внимание, внимание! Произошло выдающееся событие!

Но вот вопрос: а заинтересован ли тот, от кого это событие зависит, нас об этом торжественно известить? То-то и оно!

В окружающей жизни происходит множество важных для нас событий, о которых мы узнаем по их последствиям, и зачастую, далеко не сразу. Но речь сейчас пойдет не об инкубационном периоде.

Величайшие умы и большие деньги современности рассуждают о возможности или невозможности конфликта между искусственным интеллектом и живым человечеством. Вытеснят ли роботы человека с рынка труда. Как скоро заменят механизмы человеческий труд на самых массовых рабочих местах.

И при этом ни величайшие умы ни большие деньги не говорят нам ни слова о том, что не война, а настоящая кровавая бойня идёт между людьми и машинами уже более двухсот пятидесяти лет. В этой бойне уже погибли десятки миллионов людей, а машин становится только больше.

Однако, перейдем к датам и фактам.

Восстание луддитов

Первые масштабные бои человека с машинами произошли в конце 18-го - начале 19-го столетия. Эта война вошла в историю как “восстание луддитов” в Англии.

Наступление машин на человечество только начиналось.

В те годы в Англии стали появляться первые механические станки, а мелкие мануфактуры начали перерастать в настоящие промышленные производства. Автоматизированное фабричное производство было значительно эффективнее ручного человеческого труда и вследствие этого тысячи работников мануфактур лишились не просто заработка, а вообще средств к существованию.

Здесь следует сказать о том, что патриархальный общественный уклад и структура экономики в те далекие времена строилась по принципу наследования средств производства, производственных навыков, а значит и рабочего места, от поколения к поколению. Иными словами количество рабочих мест строго соответствовало количеству работающих: сын сапожника становился сапожником и со временем занимал рабочее место своего отца. А дочь швеи могла стать только швеей и со временем занять место своей матери.

Рождение протестной силы

Таким образом работники, которых заменили фабричными машинами, не могли найти другую работу - других рабочих мест просто не существовало в природе. А каждая вновь открывающаяся механизированная фабрика требовала гораздо меньше работников, чем количество разоренных и выброшенных на улицу частных производителей.

Из этих первых безработных сложилась двухкомпонентная взрывчатая социальная смесь: в одном месте и одновременно появилась многочисленная совокупность людей, которые очень недовольны сложившейся жизнью - с одной стороны, а с другой стороны они имели достаточно свободного времени не только для участия в протестных акциях, но также и для их организации.

Давайте назовем эту совокупность лишних людей “протестной силой”. Это очень важное определение мы встретим еще не раз в нашем повествовании.

Далее события приняли яркую динамику.

В ответ на ультимативное предложение машин медленно умирать от голода, холода и болезней, человек взял в руки кувалду и пошел крушить попавшийся ему под руку железный станок. Этого человека звали Нед Лудд - отсюда и пошло словосочетание “восстание луддитов”.

Луддиты объединялись в отряды и воевали против машин, разрушая станки и препятствуя техническому прогрессу. Эта война продолжалась около шестидесяти лет, и неизвестно чем бы это всё закончилось, если бы в дело не вмешались Английские власти.

О роли власти в войне между людьми и машинами

Роль власти в этой первой горячей фазе войны между человеком и машиной особенно примечательна.

Британское правительство выставило против луддитов сначала правоохранительные органы, а позднее и регулярную армию. А парламент Англии в 1769 году принял закон, вменяющий смертную казнь за умышленное разрушение машин.

Обратите внимание на очень важный момент: в разгар первой же войны за выживание между человеком и машиной власть встала на сторону машин. Английская корона вместо того, чтобы защитить своих подданных, что является основной функцией и прямой обязанностью власти, предала людей и выступила на стороне бездушного металла.

К изучению этой метаморфозы власти мы еще вернемся, а пока давайте посмотрим, что происходило дальше.

Десятилетия неравной борьбы между людьми и машинами не привели луддитов к победе. Машины, поддерживаемые властью, полицейскими дубинками, штыками солдат и топорами палачей, победили.

А куда же делись лишние люди - хваленая протестная сила - спросите вы.

Оставшиеся в живых после десятилетий войны с машинами, избежавшие массовых смертных казней, лишние люди были сосланы властью Англии в Австралию, которая в те годы активно колонизировалась. Это был билет в один конец.

Таким образом власть завершила процесс утилизации лишних людей, которых мы договорились называть протестной силой.

Итоги первой войны

Итак, давайте подведем краткий итог первой победоносной войны машин против человечества.

  1. В результате появления машин образовались лишние люди - протестная сила.
  2. Протестные силы начали открытую войну с машинами.
  3. Власть стала на сторону машин и машины победили.
  4. Остатки протестных сил были утилизированы властью путем применения армии, казней и ссылок.

На некоторое время в мире воцарилось спокойствие. И связано это было с тем, что по мере укрепления и развития машинного производства сформировался и рынок труда, который якобы давал надежду разоренным предпринимателям найти себе рабочее место в мире, где господствуют машины.

На самом деле рынок труда - это не более, чем иллюзия рынка. На деле - это жесткий механизм селекции и отбора, с помощью которого машины отбирают себе в союзники самых сильных, образованных и активных людей, оставляя за воротами сладкой жизни слабейших, всю разрозненную совокупность которых трудно назвать “протестной силой”. Скорее - это протестное бессилие.

Оставаясь без постоянной работы, эти люди не получают полноценного питания и медицинского обслуживания, что ведет к сокращению продолжительности жизни и слабой деторождаемости в их среде.

В селекции людей с помощью рынка труда состоит коренное отличие механизации 19-го века от механизации века 18-го, когда на улицу выбрасывалась самая активная и боеспособная часть населения - своего рода предприниматели.

Таким образом машины обеспечили себе несколько десятков лет относительно спокойного развития, которое они не потратили даром, а подготовили наступление на людей в армейской форме, которые, как мы помним, на первом этапе войны выступили на стороне машин.

Продолжение войны здесь->

Просмотров всего: 1152 Просмотров сегодня: 1010