Бизнес планы и сметы

Просмотров всего: 28904
Просмотров сегодня: 13
Опубликовано: 2011-04-04

"Яндекс.Деньги": об электроденьгах, банках и конкурентах

В марте "Яндекс.Деньги" вышли за пределы России: теперь пользователи из Украины и других стран официально могут регистрировать кошельки и проводить оплату в рублях за товары и услуги в Интернете, а также выводить средства из системы в национальной валюте своей страны.

О российских реалиях и украинских перспективах, о деталях работы системы, специфике украинского рынка онлайн-платежей, о конкурентах и работе с банками редакции ЛІГАБізнесІнформ рассказала генеральный директор компании "Яндекс.Деньги" Евгения Завалишина (на фото).

Отдельные вопросы для редакции также уточняли директор по развитию бизнеса "Яндекс.Денег" Мария Грачева и генеральный директор компании "Яндекс.Украина" Сергей Петренко.

– Вы объявили о том, что "Яндекс.Деньги" "стирают границы". Что это значит для украинских пользователей?

– Прежде всего, равные условия работы в системе для пользователей из России, Украины, СНГ и любых других стран мира. Раньше кошельки в "Яндекс.Деньгах" официально могли регистрировать только россияне. Это условие было записано в нашей оферте, но в реальности счета открывали и украинские пользователи. Когда иностранцы сталкивались с необходимостью идентифицировать счет – например, если

забыли платежный пароль, – у них возникали проблемы, что нас, конечно, огорчало.

– Можно подробнее: как происходит регистрация аккаунта в "Яндекс.Деньгах" и, что особенно интересно, как можно положить деньги на счет и вывести их?

(комментирует Мария Грачева): Открыть счет может любой пользователь, у которого уже есть логин на Яндексе. Счет можно использовать как для оплаты товаров онлайн, так и для того, чтобы перевести средства на счет другого пользователя системы. Все платежи – рублевые. Условия работы самого сервиса не менялись, так что подробнее лучше остановиться на пополнении счета и выводе средств. В странах СНГ сейчас это можно сделать через три платежные системы: "Migom", "Contact" и "Anelik". Покрытие в СНГ у них неодинаковое. В Казахстане, например, лучше работает "Contact".

В Украине, очевидно, будет удобнее обращаться к "Migom", поскольку они сотрудничают с "Ощадбанком". Комиссия за пополнение счета через эти сети будет составлять 1,5–2% (сами "Яндекс.Деньги" комиссию за ввод средств не берут). Деньги на счет поступают моментально. Лимит платежа для неидентифицированных пользователей – 15 тыс. рублей (около 4,1 тыс.грн., – прим.ред.), для идентифицированных – 300 тыс. рублей (почти 83 тыс.грн.). Мы сейчас обсуждаем возможность пополнения счетов и с владельцами сетей платежных терминалов, но им, очевидно, придется решать проблему трансграничных платежей. Банковские организации давно умеют это делать,

а вот сети терминалов – пока нет.

Чтобы вывести деньги со своего счета в Украине, на сайте "Яндекс.Денег" выберите опцию вывода денег через "Migom", заполните форму и укажите получателя. Система "Migom" отправит вам SMS с номером транзакции. С паспортом и номером транзакции нужно прийти в любое отделение банка, где есть "Migom", и забрать деньги. Пересчет валюты происходит по внутреннему курсу банка, перевод средств займет 2—3 дня. Комиссия системы при выводе средств составляет 3%, комиссия партнера – 1,5%.

– С каким проблемами сталкивались украинские пользователи "Яндекс.Денег" ранее? Сейчас, когда использовать сервис нерезидентам РФ можно официально, что делать тем, у кого кошелек уже есть?

– (комментирует Евгения Завалишина) Одна из распространенных проблем – пользователи забывают пароли от своих счетов. Сейчас любой наш клиент может восстановить пароль по телефону. (Если номер мобильного привязан к счету, то при потере пароля достаточно отправить запрос на его восстановление через сайт "Яндекс.Денег". Мы вышлем на привязанный к счету телефон SMS c одноразовым кодом, который позволит аннулировать забытый пароль и сразу же установить новый). Пока мы работали только в России, привязать к кошельку можно было только российские номера телефонов. Чтобы восстановить пароль из Украины, необходимо было писать заявление с указанием паспортных данных. На этом этапе у иностранных клиентов и возникали проблемы: мы обязаны были уведомить пользователя о том, что прекращаем его обслуживать, поскольку он не является российским гражданином, и давали 10 дней на то, чтобы потратить остаток средств на счете.

Для пользователей, которые ранее столкнулись с такой проблемой, сейчас предусмотрена процедура восстановления счета. А если им не хочется ждать, можно просто открыть себе новый аккаунт. Остальные могут свободно пользоваться прежними кошельками.

– А что позволило системе официально открыться? Гендиректор украинского "Яндекса" Сергей Петренко в комментариях на тему: "Когда же "Яндекс.Деньги" придут в Украину" указывал на законодательные и юридические сложности. Что поменялось?

– Когда мы работали как обычное юрлицо на основании агентского договора, мы по каждому платежу нероссийского пользователя были обязаны проходить валютный контроль. Для этого под каждым платежом должна была стоять подпись пользователя. Это условие выполнить в онлайн-системе практически невозможно. Сейчас мы можем работать на основании договора с банком, поэтому валютный контроль берет на себя банк. Мы осуществляем только операционную деятельность.

В феврале 2010 года "Яндекс.Деньги" встали на учет в Росфинмониторинг — этого потребовал ФЗ "О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами" (Закон от 03.06.2009 N103 вступил в силу в начале прошлого года). С момента постановки нашей компании на учет в Росфинмониторинг российские банки, которые и осуществляют валютный контроль, стали более конструктивно строить с нами отношения. В частности, мы смогли согласовать с несколькими банками процедуры для работы с гражданами других стран.

– С какими банками в Украине сейчас работаете?

– Мы планируем работать с несколькими банками, среди которых, например, "ПриватБанк" – с ним мы начали обсуждать перспективы сотрудничества еще пять лет назад.

– У нас сейчас активно работают отделения некоторых российских банков… Такую возможность не рассматриваете?

– Мы готовы работать со всеми, но специального интереса к российским банкам, представленным в Украине, у нас нет. Дело в том, что локальные филиалы банков не всегда тесно связаны с центральными отделениями. Например, мы много лет сотрудничаем с российским "Альфа-Банком", но для совместной работы на иностранном рынке этого недостаточно: украинский "Альфа-Банк" является отдельной компанией. То же самое можно сказать об украинском "ПриватБанке".

– Развивая банковскую тематику: "Яндекс.Деньгами" можно оплачивать товары и услуги — например, "коммуналку". А кредит можно будет взять?

– "Яндекс.Деньги" сами по себе никого кредитовать не будут. Я убеждена, что кредитование и платежи смешивать не нужно. Кредитование стоит оставить банкам, это их работа. С розничными платежами банки справляются менее эффективно, чем платежные онлайн-системы, поэтому нам интересно работать в этой сфере. В кредитование "играть" мы не хотим, так как это требует совершенно другой квалификации – например, понимания, как оценивать кредитоспособность клиента, как рассчитать риски невозврата, организовать инфраструктуру, которая будет собирать эти долги… "Яндекс.Коллектор" – нам такого не нужно.

– Насколько я понимаю, за мобильную связь "Яндекс.Деньгами" платят намного чаще, чем, например, за холодильники. А кредиты позволили бы расширить круг тех товаров, которые оплачивают с помощью вашей системы в Интернете...

– Теоретически возможна схема, когда кредит будет выдаваться в "Яндекс.Деньгах", но давать его будем не мы. Это похоже на ситуацию, когда в магазине стоит "прилавок" банка, готовый прямо здесь и сейчас оформить кредит на покупку. Похожие схемы кредитования работают на Западе — например, американский проект "BillMeLater". Некоторые российские платежные системы развивают сервисы микрокредитования. Мы могли бы заняться кредитованием, но большой привлекательности в этом не видим. Насколько мне известно, у этого направления достаточно высокий процент невозврата средств.

– То есть нет смысла запускать такой проект, поскольку для потребительского кредитования в онлайне риски выше, чем в реале?

– Конечно, в онлайне риски выше. Но у микрокредитования через Интернет есть рабочая модель, в которой изначально заложен высокий невозврат. По этой причине кредиты выдаются на достаточно маленькие сроки под высокий процент. К нам приходят с предложениями открыть кредитование, но пока ничего интересного мы не нашли. Если увидим, конечно, сделаем.

– Теперь, когда сервис открыт для всего мира, интересно было бы услышать вашу оценку законодательств, регулирующих электронные деньги и электронные платежи. В Беларуси есть отдельный закон, в Украине – постановление НБУ (от 4.11.2010 N481).

– У законодательных подходов к электронным платежным системам на всех этих рынках, включая Россию, есть одна общая черта. Первая реакция регулятора на электронные платежи – проверить и не пустить. Новые услуги нужно на всякий случай запретить, разрешить только банкам, и то если они очень попросят. И дело здесь не в злом умысле или национальных особенностях финансовых регуляторов. Главное, за что отвечает центробанк любой страны, это стабильная работа банковской системы, а значит — никаких инноваций.

И в Европе, и в США ситуация похожая, но там регуляторная политика действительно обсуждается с бизнесом, что очень здорово помогает. Не могу пока ничего сказать о том, что в конце концов получится в России, но сейчас законопроект о национальной платежной системе, в котором есть отдельная глава про электронные деньги, активно обсуждается в Госдуме, и по этому документу ведется работа со всеми профильными ассоциациями, с регулятором и основными игроками отрасли.

– Но, насколько я понимаю, в первоначальной редакции этого законопроекта предлагались "страшные" для российских онлайн-платежных систем вещи?

– Да, в ранней редакции любой платеж приравнивался к банковской операции. А что такое банк? Это очень большой уставный капитал, строгие требования к отчетности и высокие накладные расходы. Кроме того, по правилам работы банка прежде чем открыть клиенту счет, банк должен "посмотреть клиенту в лицо", лично взять у него копию паспорта и пр. Применение подобного требования к системе электронных денег означало бы ее скорую смерть.

Финансовые услуги, которые продают банки, можно описать как пирамиду, верхушку которой составляет "самый вкусный кусок" с высокой маржей: продажа депозитов, кредитование. А основание этой пирамиды – розничные платежи, которыми банкам заниматься неинтересно маржа низкая. И вот всем операторам электронных денег предлагалось соответствовать суровым банковским требованиям, получать банковскую лицензию, но при этом заниматься пользовательскими платежами с копеечной комиссией. Хорошо, что в последней редакции законопроекта это требование к электронным деньгам снято. В том варианте законопроекта, который был внесен российским правительством в конце прошлого года, были скорректированы наиболее чувствительные для нашей отрасли моменты. Из позитивных моментов – во-первых, появилось понятие электронных денег; во-вторых, предложена новая специальная форма лицензии небанковской организации с упрощенными требованиями к операторам электронных платежей.

Что же касается национальных регуляторов, у них есть еще одна общая черта: в СНГ почему-то считается, что конкуренция – это плохо. Может, сказывается советское наследие. Но на банковском рынке конкуренция и так по определению слабая, потому что, как я уже говорила, высокий порог входа.

– Вы говорите о рынке финансовых услуг?

– В частности, о банковских услугах – на этом рынке конкуренция и так незначительна. На банковском рынке невозможна ситуация, в которой постоянно оказывается, например, IT-бизнес: какие-то студенты в гараже что-то собрали "на коленке", и вот уже серьезным корпорациям приходится полностью переделывать бизнес-модель, потому что изменились желания и ожидания клиентов (истории "Apple", "Google", "Facebook" – прим.ред.). Для банков такое невозможно. Удачным решением было бы развести регулирование по двум разным видам деятельности – отдельно розничные платежи, отдельно более рисковые направления, требующие более жесткого регулирования.

– То есть деятельность по обработке пользовательских платежей?

– Именно, небольших розничных платежей. Давайте просто запретим электронным платежным системам кредитовать пользователей, но разрешим оперировать электронными деньгами компаниям, гораздо более легким на подъем, чем банки. В этом весь смысл систем электронных денег. Если же этого не происходит, рынок просто не развивается.

– У нас, например, согласно постановлению регулятора, эмитентом электронных денег могут быть только банки...

– Мировая практика показывает, что если двигаться в таком направлении, то локальный рынок может так и не появиться на свет. С такими рынками все крупные операторы электронных платежей стараются работать с других территорий.

– Если говорить о локальном рынке онлайн-платежей, как вы оцениваете свою долю на рынке России и какую структуру прогнозируете для Украины? Мы сейчас говорим о виртуальных платежах за виртуальные товары.

– Разброс нашей доли по рынкам платежей достаточно велик, он сильно зависит от типа товаров и систем оплаты, которые принимают платежи. Например, у нас достаточно заметная доля на рынке виртуальных товаров.

В частности, по данным "Гослото" (государственная компания, которая в России является крупнейшим оператором лотерей), наша доля в структуре оплат их услуг составляет 37%, что на 5% выше, чем у банковских карт, и серьезно превосходит мобильные платежи, у которых только 2%. По данным "RoboKassa" (компания-интегратор различных способов онлайн-платежей), распределение платежей у небольших Интернет-магазинов в России выглядит так: "Яндекс.Деньги" – 44%, "WebMoney" – 29%, банковские карты – 16% и т.д.

Чем более "виртуален" товар, тем больше платежей за него совершается через нашу систему. Стоит еще учитывать, что при оплате "Яндекс.Деньгами" исчезают многие комиссии посредникам. Например, за 5 голосов в одной из социальных сетей через "Яндекс.Деньги" пользователь заплатит около 10 грн., а по SMS – порядка 30 грн, и всё потому, что мобильные операторы берут достаточно высокую комиссию за платеж.

– Давайте перейдем от виртуальных товаров к реальным. Украинский ритейл, который торгует в Интернете реальными товарами, часто говорит о том, что украинцы относятся к онлайн-платежам с подозрением, поэтому до 95% покупок оплачивается наличными. Вы обращали внимание на степень "подозрительности" украинцев относительно платежей в онлайне?

– Разумеется, такие данные влияют на наши оценки. По опыту российского рынка онлайн-платежей могу сказать, что был период, когда его развитие тормозили не столько опасения пользователей, сколько проблемы на стороне продавцов. Но со временем большинство проблем было решено.

– И в Украине может быть то же самое?

– Мы очень на это надеемся.

– То есть проблема с опасениями пользователей надуманная?

– В последнее время мы с ней практически не сталкивались. Проблема может быть скорее в формальной сложности. Например, чтобы расплатиться кредиткой в онлайне, нужно заполнить длинную форму с огромным количеством личных данных, что нравится далеко не всем пользователям. Кроме того, на российском рынке случались неприятные истории, когда пользователи были уверены, что передают данные своих кредиток крупному продавцу услуг, а потом выяснялось, что процессинг осуществляла малоизвестная компания, которая непонятно что с этим данными делала. У нас же все прозрачно: есть компания "Яндекс.Деньги", если что – все вопросы к нам.

– По специфике украинского рынка: одно маленькое сообщение НБУ о том, что еще не утверждены правила "WebMoney" как платежной системы, всколыхнуло в Украине и даже в России информационную волну в стиле "НБУ запретил WebMoney". Вы не боитесь подобных вещей?

— Нам будет очень жалко, если наши украинские пользователи будут обижены собственными властями. Как я уже говорила, в первой версии российского Закона "О национальной платежной системе" глава об электронных деньгах была такой, что убивала сервис "на корню". Но интересно, что это возмутило не только бизнес, но и обычных пользователей: "Как так? Электронные деньги в России пытаются запретить?!" Мне кажется, неправильна сама идея запрещать что-то, что очень удобно и при этом не является вредным или опасным.

– Вы консультируетесь с украинским регулятором?

– Конечно, мы общаемся с представителями НБУ на различных конференциях. В Нацбанке Украины люди прекрасно разбираются в том, как устроены электронные деньги и как такие системы работают в разных странах мира…

– Но соответствующего законодательства в Украине, тем не менее, до сих пор нет.

– Это вопрос явно не ко мне и даже не к специалистам НБУ. Возможно, он политический. Достаточно долго у нас было то же самое: мы обращались к регулятору по поводу отдельного закона об электронных деньгах, а нам отвечали: какие, мол, электронные деньги, у нас фондовый рынок не урегулирован. Но в какой-то момент ситуация "дозрела".

– Привязка банковских карт к кошельку, виртуальные карты... в Украине такое будет?

– Обязательно. В конце февраля мы открыли возможность платить через "Яндекс.Деньги" картами российских банков, а с апреля вводим аналогичный сервис для карт украинских банков. Виртуальная карта доступна для всех пользователей "Яндекс.Денег" — то есть ее можно оформить, если уже есть электронный кошелек в системе, а в нем некоторое количество средств. Виртуальная карта — это карта типа "MasterCard Prepaid", ее можно открыть в трех валютах: в рублях, в евро и в долларах, а выпускает карту наш партнер – "Интеркоммерц Банк".

– Это сервис специально для платежей за границу? Можно так платить из Украины за товары на Amazon.com, например?

— Те, кто покупал что-то за рубежом, возможно, сталкивались с такой ситуацией: деньги на счете есть, а зарубежный сервис не принимает кредитку. Мы договорились с международной платежной системой "MasterCard" о специальных условиях для виртуальных карт "Яндекс.Денег", что дает гарантию – по нашим "виртуалкам" транзакции проходят нормально, и платить ими можно и в "PayPal", и в "App Store", и в "Android Market", и в Amazon.com.

– То есть получается, что "Яндекс.Деньгами" можно оплачивать товары онлайн в России и за границей?

– Да.

– А за что чаще всего платят в России?

Платят чаще всего за мобильную связь, авиабилеты, книги, одежду или обувь, услуги ЖКХ. Средний платеж выше всего за билеты – порядка 5800 руб. (или же 1607 грн.), за коммунальные услуги – около 1400 руб. (или же 390 грн.), за книги – приблизительно 1300 руб. (или 360 грн.), за одежду или обувь – 900 руб. (250 грн.).

– С какими видами мошенничества могут столкнуться пользователи?

– Пользователям мы советуем соблюдать азы безопасности в Интернете (не забывать обновлять антивирус, не сообщать никому платежный пароль, не хранить свои пароли в открытом месте). Вообще, "взломать" саму платежную систему очень сложно и дорого, для этого нужна высочайшая квалификация и талантливые программисты.

– Таланты украинских программистов все хвалят…

– Российских тоже, но поверьте, это просто не окупится. Конечно, что сделал один человек, то другой "завсегда поломать может". Но ни у нас, ни у наших коллег таких случаев пока не было. При высокой степени защиты системы атаковать ее нерентабельно. Вместо этого атака идет на самое слабое звено, а самым слабым звеном в Интернете является наивный и доверчивый пользователь.

Здесь срабатывают ровно те же виды мошенничества, что и в нормальной жизни. Вы же не будете на улице разговаривать с человеком, который продает "таможенный конфискат – айпады за 300 рублей"? Не будете. И в интернете этого делать не нужно.

– Мы говорим о пользователях-физлицах. Вы не могли бы рассказать, как работаете с юрлицами, с частными предпринимателями?

– Мы сейчас работаем, например, с украинской компанией, которая продает игру "Bloody World", с белорусской "World of Tanks" (в просторечии "танчики"). Заключается трехсторонний договор, в котором участвует российский банк, принимающий платежи в пользу зарубежного юрлица, а мы являемся агентом этого банка, то есть принимаем платежи от пользователей и передаем их банку. Формально "Яндекс.Деньги" – это российские рубли, которые мы должны компании.

– А украинские частные предприниматели смогут принимать платежи?

– (комментирует Сергей Петренко) "Единщики" могут оформлять платежи, потому что в Украине пути поступления выручки таким предпринимателям никак законодательно не регулируются. А вот когда предприниматель захочет перевести деньги на банковский счет, могут возникнуть вопросы, связанные с внешнеэкономической деятельностью.

По правилам системы юридическое лицо не может завести кошелек в Яндекс.Деньгах.

– Как вы планируете привлекать клиентов из Украины?

– (комментирует Евгения Завалишина) Разве нужно что-то, кроме главной страницы "Яндекса"? (улыбается) На первом этапе мы хотим, чтобы наши пользователи, наконец, смогли получить полный доступ к "Яндекс.Деньгам". Сейчас в систему придут те, кто уже давно ждал такой возможности. А мы проанализируем их активность и поймем, в какую сторону двигаться дальше.

– Пока, наверное, не стоит ожидать появления какого-то местного эквивалента системы — "Яндекс.Гроші"?

– (комментирует Сергей Петренко) Пока планов по запуску украинской системы нет – я имею в виду закрытую систему, номинированную в гривнях, которая не будет взаимодействовать с основной системой в рублях.

– (комментирует Евгения Завалишина) В идеале нужна единая система, но это очень непросто. Даже куда более крупным конкурирующим компаниям, вроде "PayPal", не удается создать возможность спокойного перевода денег, например, от пользователя в США пользователю в Украину...

– А возможности обмена электронной валюты вы рассматриваете?

— "Яндекс" – открытая система. Пример закрытых систем в Интернете – это соцсети. Они максимально стараются отгородить пользователей от внешнего мира, замкнуть их деятельность на себя, чтобы те вообще забыли, как из этих сетей "разлогиниваться" (улыбается). Мы же наоборот считаем, что чем теснее и проще взаимодействие разных граней платежного Интернет-рынка, тем лучше.

Платежи – это такая же инфраструктура, как дороги, здесь нет смысла закрывать систему. Мы к самой идее относимся очень позитивно, но конкретные шаги по ее реализации зависят от наших коллег по рынку, которые нашу позицию не всегда разделяют. Иногда это связано с нестыковками разных систем – например, по политике безопасности, по механизмам идентификации или вот свежий пример: из-за несоответствия законодательств разных стран. Но принципиально мы одобряем обмен и выступаем "за".

По материалам: liga.net
Комментарии
Всего: 0
Нет комментариев