Чернобыль. Эвакуация

Чернобыль. Эвакуация

Глядя в кадрах советской хроники на стройные колонны автобусов, сопровождаемые машинами ГАИ, давно хотел рассказать как это было на самом деле

Наш военный городок Чернобыль-2 находился примерно на полпути между Припятью и Чернобылем. В те дни на станции шла подготовка к очередным боевым работам и мы засиживались в технологической зоне допоздна.

Тихое начало

В ночь с 25 на 26 апреля 1986 года мы вчетвером шли с работы уже после полуночи. За решеткой нашей антенны, где-то над Припятью, полыхало необычно яркое зарево и мы даже перешучивались по этому поводу.

Суббота 26 апреля прошла тихо и спокойно. Как обычно: дети гуляли на улице, родители занимались своими житейскими делами. Странным было только то, что из городка никого не выпускали ни на машинах, ни пешком. Один из наших парней в этот день уезжал на перекомандировку, так ему пришлось сбежать из городка через дырку в заборе “для иностранных шпионов” и пешком добираться до Чернобыля.

Утром 27 апреля ко мне в гостиничный номер постучались начальник и главный инженер объекта и попросили обойти всех наших в гостинице и предупредить, чтобы окна не открывали, на улицу не выходили - на ЧАЭС авария. Скрывать уже не имело смысла, так как военные были привлечены на тушение реактора, их жены об этом, конечно, знали.

Где-то к 10 часам утра в городок приехал какой-то почтенного возраста генерал и велел собрать жен военнослужащих для политинформации. Мы, конечно, тоже пришли послушать.

Генерал сказал, что ничего страшного не произошло. Что он лично только что был на атомной станции и, как видите, с ним ничего не случилось. На этом месте кто-то пошутил про его возраст... Генерал сказал, что ситуация под контролем и, как водится, попросил сохранять спокойствие и уехал.

К полудню в городок заехала колонна автобусов. Это были обыкновенные городские Икарусы с ограниченным количеством сидячих мест. Женскому населению городка дали полчаса на сборы и погрузку в автобусы. Личных вещей велели брать минимум, так как после майских праздников мы все вернемся и будем продолжать работы.

Женщины и дети послушно затолкались в автобусы. Только изрядно беременная Галка сказала, что без мужа она никуда не уедет, и мужа Серёгу, под одобрительный смех и всеобщие аплодисменты остающихся, тоже впихнули в автобус.

Наша эвакуация

Нас в городке осталось человек 10-15 мужиков. Отъезжая, женщины наперебой кричали нам у кого в холодильнике что осталось съедобного. И мы поняли, что с голоду не пропадем.

В городке сразу стало пусто и непривычно тихо. Мы вернулись в опустевшую гостиницу, в холле второго этажа накрыли стол в соответствии с перечисленными запасами в холодильниках эвакуированных. Но не успели мы накатить по первой, как за окном гостиницы запипикала машина.

На дороге стоял автобус ПАЗик. Водитель спросил, есть ли еще кого вывозить? Мы быстро собрались и погрузились в автобус. Вещей много не брали. У “Малыша” в сумке были комнатные тапочки и зубная щетка. Остальные были экипированы похожим образом. Паспорта и другие документы в те годы возить с собой было не модно, так как даже в самолет люди садились без паспортов, как в городской автобус.

К Киеву подъезжали уже в сумерках.

Где-то примерно возле Лютежа мы уперлись в громадную очередь автобусов с эвакуированными из Припяти и других пострадавших городов и весей. Автобусы просто стояли плотной колонной на краю дороги.

На редких сиденьях городских Икарусов по очереди дремали замученные мамочки с детишками на руках. На поручнях автобусов сушились ползунки и пеленки…

Переговорив с коллегами, наш водитель выяснил, что в Киев мы не прорвемся. ГАИ не пропускает автобусы в город потому, что такую массу машин и людей город просто не может принять.

Но наш водила оказался парнем тёртым. Он сказал, что знает в здешних лесах каждую тропку, и уверенно свернул на какой-то проселок. Поплутав по лесам и полям мы въехали в Киев там, где ГАИ нас не ждало, и к полуночи высадились в Жулянах.

В аэропорту мирно дремали на лавках ничего не подозревающие пассажиры. Билетов в кассах, конечно, не было. Но это не из-за эвакуации о которой простые люди в Киеве ещё ничего не знали. Отсутствие билетов в те времена было нормальным состоянием билетных касс.

Аэропорт

Разбудив старшего кассира, я строго потребовал у неё 15 билетов на Одессу, срочно! Посмотрев на меня как на идиота, кассирша вознамерилась продолжить свой сон. Тут следует сказать, что в те годы любая кассирша любого аэропорта СССР была вторым человеком после Бога на Земле.

Но я не унимался и ввел её в известность об аварии и эвакуации. Сон с кассирши как рукой сняло и она повела меня к руководителю полетов. То ли он уже что-то знал, то ли просто оказался хорошим человеком, но нас посадили в АН-24 и рано утром мы были в нашей родной Одессе.

Постскриптум

Про пешие колонны беженцев с детскими колясками из Припяти я расскажу как-нибудь в другой раз.

Больше всех досталось, конечно, военным. Их бросили грузить глину на парашюты, которые потом подвешивали на вертолеты и сбрасывали на реактор. Когда солдаты начали падать без сознания прямо на поле, до кого-то дошло, что обшивка вертолетов “светит” как и сам реактор.

Потом мне доводилось пересекаться с некоторыми офицерами из нашей Чернобыльской части на других рубежах доблестной противоракетной обороны СССР. Здоровых почти не осталось, и многие покинули этот мир раньше срока.

Но эвакуация мне запомнилась бесконечной чередой городских Икарусов в вечерних сумерках с измученными женщинами, детишками и пеленками, сохнущими на поручнях автобусов.

Автор: Сергей Просветов

Просмотров всего: 25283 Просмотров сегодня: 1

Топ-6 инвестиционных идей Goldman Sachs

Топ-6 инвестиционных идей Goldman Sachs