Треугольник второго фронта

Треугольник второго фронта

Внимательно рассматривая факты и совмещая их во времени всегда видишь мир иначе, чем тебе его показывают другие

Как-то возник в моей голове странный вопрос: где и когда закончилась вторая Мировая война? Казалось бы, все ясно: в мае 1945-го советские войска взяли Берлин, вернее, часть Берлина, подняли красный флаг над зданием Рейхстага и так далее по учебнику советской истории – что тут непонятного?

Что такое победа

Но вспомнилось мне, что Наполеон когда-то тоже взял Москву, всю Москву, но только что ему это дало? И кто назовет это событие победой Франции в войне 1812 года?

И вот тут-то в ход пошло сослагательное наклонение, которое применительно к истории так не любил Иосиф Виссарионович Сталин.

Словарь русского языка С. И. Ожегова: Победа - успех в битве, войне при полном поражении противника.

Логично было бы считать победой полный захват Германии, чтобы покончить с агрессором раз и навсегда. Но этого не произошло. И даже Берлин советские войска взяли не весь, а только половину. И захватили только половину территории вражеской Германии.

Оккупационные зоны Германии в 1945 году
Оккупационные зоны Германии в 1945 году

Условные обозначения на карте: красный цвет — советская зона оккупации (Востоная Германия, ГДР), оранжевый — американская, синий — французская, зелёный — британская. Три этих зоны составили Западную Германию, ФРГ. Справа белым выделены территории, которые отошли Польше и СССР, слева белым — Саар, из которого Франция хотела сделать буферное государство, но позже он всё-таки присоединился к ФРГ.

И те Германские территории, которые захватил Советский Союз, отошли под его владение не навсегда, а только на долгие 46 лет. В последствии Германия воссоединилась под флагом ФРГ и целиком перешла в капиталистический лагерь.

Два лагеря - две победы

Разумеется, человеколюбие товарища Сталина воспето в легендах, и мы охотно верим в то, что армия СССР не пошла воевать дальше, дабы не множить в этой войне и без того непомерную скорбь советского народа.

Но позднее Европа была поделена на два лагеря – социалистический и капиталистический, где к социалистическому лагерю отошла только захваченная советами часть Германии. А ведь могли погрузить в счастливое социалистическое будущее всю Германию целиком.

Почему же Сталин решил осчастливить только половину Германии? Неужели, в счастливом лагере социалистических стран не хватило бы места для всех оставшихся в живых немцев?

Два фронта - две победы

Разумеется, мы хорошо помним и о том, что Сталин настойчиво добивался от союзников в лице Англии и Соединенных Штатов Америки открытия второго фронта, чтобы зажать вражескую Германию в железные клещи антигитлеровской коалиции. И таки зажали, но почему-то в итоге половина территории Германии оказались в загнивающем капиталистическом лагере и только вторая половина – в процветающем социалистическом.

Обычно принято считать, что победитель – это тот, кто получает всё, а не только 50%.

И вот тут-то возникает еще один важный вопрос: а где бы остановилось победоносное наступление советских войск, если бы не случилось счастливой встречи на Эльбе?

Линия победы

Вспомним, что к концу войны советская армия действительно обладала гигантской сокрушительной силой:

  • 11 365 000 человек личного состава;

  • 12 100 танков и самоходных артиллерийских установок (САУ);

  • 14 700 боевых самолетов.

И вся эта мощь была сконцентрирована на достаточно узком фронте от Альпийских гор до Балтийского моря. Советской армии в эти годы не было равных в Европе, а военная экономика СССР работала на максимальных оборотах. При желании, советская военная машина в те годы могла занять не только всю Германию, но и всю остальную Европу, а потом через Африку и Турцию с победой вернуться на родину.

А кто сказал, что такого желания не было?

Видимо, об этом догадывался и сэр Черчилль, который очень не хотел, чтобы его родной, хоть и туманный, Альбион после немецких бомбардировок попал под удары несокрушимой и легендарной советской армии.

Так что же кроме природного человеколюбия могло остановить Сталина в центре Берлина?

Встречный пожар

Соглашение о втором фронте, который был так нужен Сталину в начале войны, было согласовано и подписано союзниками в январе 1943 года на мирной конференции в Касабланке (Марокко). На эту важную встречу, где собрались Рузвельт, Черчилль, Шарль де Голль и Анри Жиро, Сталин не только не поехал сам, но даже не прислал представителя от СССР.

Иными словами, второй фронт был создан без Сталина и не для Сталина. Под итоговым документом, принятым в Касабланке, нет подписи советского представителя.

Более того. Реально второй фронт был открыт ещё до конференции в Касабланке 8 ноября 1942 года путем высадки англо-американских войск во французской Северной Африке: Марокко (столица Касабланка) и Алжире.

Согласно решениям, принятым в Касабланке, 9 июля 1943 года группировка войск США, Великобритании и Канады под командованием генерала Дуайта Эйзенхауэра высадилась в Италии на острове Сицилия и начали продвигаться вглубь Апеннинского полуострова. В результате этой операции Муссолини был отстранен от власти, а Италия выведена из войны на стороне Германии.

Вспомним, что в это же время (июль-август 1943 года) советская армия выиграла Курскую битву, а позднее - 6 ноября - освободила Киев, и полным ходом приближалась к западным границам СССР.

Протяженность линии фронта быстро сокращалась, что позволяло советскому командованию концентрировать большие силы войск в направлении главного удара. Перспектива полного разгрома гитлеровской Германии советскими вооруженными силами уже ни у кого не вызывала сомнения.

И вот, в июне 1944 года, когда красная армия победоносно вышла на западные границы СССР и не планировала на этом остановиться, в третий раз, теперь уже в Нормандии, высадились союзные войска под командованием того же генерала Дуайта Д. Эйзенхауэра.

Здесь важно отметить, что советская армия вышла на границы СССР 1941 года, то есть уже были повторно захвачены аннексированные ранее территории западной Белоруссии (в третий раз была взята Брестская крепость), западной Украины, Молдавии и другие земли.

Возникает логичный вопрос: какова была истинная цель высадки союзников в Нормандии, если победа Сталина в этой кровавой войне уже была предрешена?

Я не знаю, в какой мере история терпима к сослагательным наклонениям, но я знаю точно, что в истории не бывает случайностей. То, что уже произошло, является закономерностью по определению.

А произошло буквально следующее: победоносное наступление советских войск было остановлено силами, высадившихся в Нормандии союзников, по линии границы будущей Германской Демократической Республики. Сталину не дали захватить всю Германию, Сталину не позволили даже захватить весь Берлин.

Переговоры союзников

Скупые строки рассекреченных стенограмм союзнических мирных конференций не раскрывают нам всех тонкостей этих сложных переговоров. Мы не видим движений пальцев переговорщиков, их мимики и артикуляции. А ведь дипломатия – штука тонкая. В беседах политиков такого ранга иногда движение брови или усов значат больше, чем любые застенографированные слова.

Боюсь, что истинное содержание этих переговоров не было запротоколировано, и мы никогда уже не узнаем, что сказал Черчилль движением пальцев и, что ему отвечал Сталин движением своих усов. Но ход событий, которые были предметом обсуждения на этих встречах, позволяют нам о многом догадываться.

Когда Сталин и Гитлер схлестнулись в смертельной схватке, англичанам, равно как и американцам, было абсолютно все равно, какой из упырей в этой страшной войне убьет другого. Оба эти персонажа были омерзительны и не вызывали ни симпатии, ни сострадания.

Сильные мира сего планировали послевоенное положение границ в Европе.

Основной вопрос, который беспокоил Черчилля и Рузвельта, очевидно, звучал примерно так: что делать с победителем?

Наверняка, оба руководителя мощных мировых держав понимали, что разгоряченный войной и опьяненный кровью победы, тиран-победитель не успокоится на достигнутом и как-то его нужно будет останавливать. Черчилль и Рузвельт, как и подобает видным политикам, думали о будущем.

Позиция же Сталина в ходе мирных союзнических конференций заметно менялась в зависимости от ситуации на военных фронтах. Иосиф Виссарионович лично присутствовал на 1-й и 2-й московских конференциях союзников в сентябре 1941 года и в августе 1942 года, когда войска Гитлера наступали по всем фронтам, и Сталин искал поддержки Англии и Штатов.

А вот на следовавшую за ними мирную конференцию в Касабланке, где его в середине января 1943 года с нетерпением ждали Рузвельт, Черчилль, Шарль де Голль и Анри Жиро, Сталин не только сам не поехал, но даже не прислал представителя от СССР. А ведь на этой конференции союзниками фактически было принято решение об открытии такого желанного для Сталина второго фронта – о высадке союзнических войск в Италии, которая воевала на стороне Гитлера.

Более того. Именно на мирной конференции в Касабланке союзниками без участия советской стороны было принято решение, что единственный способ обеспечить послевоенный мир - это принять политику безоговорочной капитуляции Гитлеровской Германии.

На третьей Московской (и 4-й по общему счету) конференции, состоявшейся в октябре 1943 года, Сталин тоже не появился. Он ограничился делегированием туда Молотова.

Не почтил своим присутствием руководитель советского государства и конференцию в Каире, куда, отложив все дела, 23 ноября 1943 года съехались Рузвельт, Черчилль и Чан Кайши. На этой конференции, как и в Касабланке, не было никого из представителей СССР.

Здесь следует вспомнить, что именно в 1943 году - в январе - советские войска одержали убедительную победу под Сталинградом и перешли в наступление. После такого триумфа Сталин утратил интерес к встречам союзников, и начал игнорировать их инициативы на дипломатическом фронте.

В начале ноября 1943-го был освобожден Киев и советские войска гнали Гитлера по всем фронтам, приближаясь к западным границам СССР. И по мере того, как советская армия развивала наступление на Германию, Иосиф Виссарионович превращался из молящего о помощи Сталина образца 1941 года в опьяненного вражеской кровью вурдалака, рождения которого закономерно ожидали Рузвельт и Черчилль.

Зловещая тень победителя

Над миром нависла зловещая тень победителя.

Мирная конференция в Касабланке не случайно была назначена на середину января 1943 года. Союзники наверняка понимали, что из пепла и дыма кровавого Сталинградского сражения уже проглядывает силуэт их будущего если не врага, то мощного и агрессивного соперника. Настало время с ним всерьез поговорить о послевоенном устройстве мира.

Но Сталин не приехал в Касабланку, проигнорировал третью встречу в Москве, и не прилетел на переговоры с союзниками в Каир.

Каким-то образом Сталина удалось усадить за стол переговоров только в Тегеране в конце ноября 1943 года. Возможно, аргументом этому послужили устрашающие бомбардировки союзной авиацией немецких городов.

Фактически под вывеской переговоров о послевоенном устройстве мира велись переговоры о той линии, на которой Сталину следовало бы остановиться в своем победоносном наступлении на Германию. Но, видимо, и в Тегеране союзникам не удалось договориться о послевоенном разделе Европы с советской стороной на приемлемых для Рузвельта и Черчилля условиях.

И в начале 1944 года характер войны существенно изменился, обнажив масштабные планы Сталина по захвату всей Европы, а не только территории нацистской Германии. И с этой поры бывшие союзники по антигитлеровской коалиции стали играть в открытую.

Освободив от врага всю территорию Советского Союза в границах 1939 года, Сталин, вопреки ожиданиям союзников, не стал концентрировать все силы в направлении главного удара, а начал наступать широким фронтом на всю Европу. 17 апреля 1944 года советские войска вступили на территорию Румынии и вплотную подошли к границам Чехословакии и Польши.

В это же время англо-американская авиация начала наносить систематические бомбовые удары по укреплениям Гитлера в северо-западной Франции, подготавливая, таким образом, почву для высадки десанта. А 6 июня 1944 года союзники высадили на побережье Нормандии более 3 миллионов своих солдат и, таким образом, начали уже третью (после Италии и Африки) наземную операцию против Гитлеровской Германии.

Треугольник второго фронта

Для дальнейшего анализа того, что реально происходило в этой кровавой войне за дымовой завесой пропаганды и грохотом победных салютов, давайте будем использовать две очень важных философских опорных точки:

  • «Война есть продолжение политики иными средствами» - Карл Филипп Готтлиб фон Клаузевиц, прусский военачальник, историк и военный теоретик;

  • «У Англии нет вечных союзников и постоянных врагов — вечны и постоянны ее интересы» - министр иностранных дел и премьер-министр (1855—1858; 1859—1865) Великобритании виконт Генри Джон Темпл Пальмерапон.

Кто и против кого в разные моменты времени воевал во Второй Мировой войне мы можем достоверно отслеживать по реальным событиям и реальным боевым действиям. И на каждом из этих этапов были свои победители и побежденные.

Три победы

Интервенция. 1 августа 1939 года Германия, а затем 17 августа 1939 года СССР согласованно напали на Польшу и полностью её оккупировали. На этом этапе СССР и Германия выглядели победителями. Все прочие участники Второй Мировой войны в этом эпизоде выглядели созерцателями.

Великая Отечественная война. 22 июня 1941 года армия Германии напала на СССР, в тяжелых боях при технической поддержке США и Англии была разгромлена и в 1944 году выдворена за пределы СССР. Здесь явная победа СССР над фашистской Германией.

Но вот в заключительном эпизоде Второй Мировой войны не всё так однозначно. Когда советская армия завершала освобождение территории СССР и перспектива её победы над гитлеровской Германией становилась очевидной, а с другой стороны Сталин конкретно обозначил свои амбиции по захвату всей Европы, в боевые действия включились вооруженные силы США, Великобритании, Канады и Франции.

Во-первых, они лишили Сталина права называть себя единоличным победителем во Второй Мировой войне. Во всяком случае по словарю Ожегова - "Победа - успех в битве, войне при полном поражении противника". Победа над гитлеровской Германией - это итог коллективных усилий СССР, США, Великобритании, Франции, Канады и ещё многих стран, которые вели партизанскую войну с немецкими оккупантами.

Во-вторых, очень важна последняя точка в любой войне, а тем боле в такой длительной и кровопролитной, как Вторая Мировая.

Последняя точка

26 июля 1945 года союзники по анти японской коалиции: Китай, США и Англия (здесь опять СССР не участвовал) выдвинули условия капитуляции Японии в документе под названием «Потсдамская декларация». А 6 августа США подвергли атомной бомбардировке японский город Хиросима.

14 августа поверженная Япония перестала сопротивляться и начала переговоры о капитуляции на условиях Потсдамской декларации. А уже 2 сентября 1945 года был подписан акт о капитуляции Японии.

Атомные бомбардировки Соединенными Штатами городов Хиросимы и Нагасаки стали последней точкой во Второй Мировой войне. Этот трагический эпизод на долго охладил пыл агрессоров и во всем мире на несколько десятилетий установился относительный покой и порядок.

Цена победы

В этом повествовании я умышленно не затрагиваю тему массового героизма и самопожертвования советского народа во Второй Мировой войне, а говорю только о планах и расчетах мировых лидеров.

Оба моих деда воевали. Один прошел всю войну и закончил её в Вене. Второй мой дед был призван в ряды Рабоче Крестьянской Красной армии (РККА) в воинском звании красноармеец (рядовой) в 1941 году, а в ноябре 1943 года пропал без вести. Больше о нем не известно ничего.

Героизм советского солдата требует отдельного разговора. Это многомерная тема и мы к ней обязательно вернемся. А пока желаю всем нам мира!

Автор: Сергей Просветов

Просмотров всего: 17837 Просмотров сегодня: 37

Как бедному украинцу купить жилье за полцены

Как бедному украинцу купить жилье за полцены